Меню сайта
Форма входа
Календарь новостей
«  Декабрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Поиск
Сибирский Джазовый Курьер Воскресенье, 21.01.2018, 16:21
Приветствую Вас guest | RSS
 
 
Главная » 2008 » Декабрь » 25 » Р.Столяр "Сибирские джазовые игрища: джаз начинает и выигрывает"
Р.Столяр "Сибирские джазовые игрища: джаз начинает и выигрывает"
09:06
Сибирские джазовые игрища: джаз начинает и выигрывает

Вплоть до середины 90х годов прошедшего века Новосибирск считался одной из фестивальных джазовых столиц - сначала Советского Союза, а затем и России. Грандиозные многодневные фестивали, впрочем, в ту пору не были редкостью, но в сибирской столице они проходили с особенным размахом. Знаменитый тогда на всю страну Бердский радиозавод регулярно выступал генеральным спонсором джазовых акций, фонд Джорджа Сороса вкладывал недюжинные средства в сибирскую джазовую индустрию, в популярном новосибирском кафе "Джаз-Форум" не утихали джемы... И вдруг наступил двадцать первый век - роковой для фестивальной жизни полуторамиллионного города, третьего в России по населению и территории. Исчезли спонсоры и инвесторы, закрылся "Джаз-Форум", и на долгие восемь лет фестивальная традиция в Новосибирске прекратила своё существование.

И вот наконец-то - прорыв. Октябрь 2008-го ознаменовался невиданной доселе джазовой акцией. Неутомимый энтузиаст фестивального дела, продюсер и барабанщик Сергей Беличенко, заручившись поддержкой компании "Агарта", осуществляет крупномасштабный проект под названием "Сибирские джазовые игрища". Четыре дня в столице Сибири на двух концертных площадках одновременно - в Доме культуры Октябрьской революции и Доме учёных Академгородка - проходят фестивальные концерты, в каждом из которых выступают не менее трёх коллективов, причём подавляющее их большинство - зарубежные, и очень высокого уровня. Только что открывшееся кафе "Агарта" предоставляет свою территорию для проведения ежевечерних джемов, а утро отведено симпозиуму по проблемам джазовой жизни. Проходят круглые столы с музыкантами. В качестве ведущего – живая легенда, знаток джаза Владимир Фейертаг. Казалось бы, такой мощный старт сулит блестящие перспективы возрождения утраченной традиции. Даже руководитель департамента культуры Новосибирской области Валерий Бродский на открытии фестиваля пообещал горожанам сделать джазовые игрища ежегодными. Так ли это на самом деле? На этот вопрос отвечает инициатор долгожданного фестиваля Сергей Беличенко.

1. Взгляд организатора

- Может ли новосибирский фестиваль стать ежегодным? Может, - отвечает Сергей Беличенко, - если найдутся люди, готовые на такие риски ради каких-либо некоммерческих вещей. Скажем, та же «Агарта», которая вложила в фестиваль безумное количество денег, достигла своей цели, выпятив свой новый музыкальный клуб – выше всех, на недосягаемую высоту. Подобных клубов не то чтобы у нас в городе – за границей-то не бывает. Гости фестиваля думали, что это джазовый клуб – а таких просто нет, известно же, в каких помещениях ютятся у нас в стране джазовые клубы. 

- А такая структура фестиваля – две площадки, джем-сешны каждый вечер, клубные концерты – насколько это характерно для России?

- К сожалению, не знаю. Я перестал посещать фестивали в России давным-давно, поскольку в Москву и Санкт-Петербург в последние годы сибиряков не приглашают, а в советское время обычно не было такого – всё шло в одном месте. Зато я был на зарубежных фестивалях – там это принято. И за основу я брал формат крупного европейского или американского фестиваля. 

- Были ли музыканты, которые выступали в России впервые? 

- Навалом. Абду Салим, некоторые музыканты ансамбля Сипягина, квартет Фрэнка Лэйси, шведы (трио Мартина Кюхена), студенческая группа из штата Мэриленд. Вокалистка (Арли Леонард) была, Абрахам Бёртон работал с трио Подымкина – то есть, пятьдесят на пятьдесят, некоторые были, некоторые – нет. 

Однако, услышать игру как приезжих музыкантов, так и местных джазменов, выступавших на фестивале, самому организатору толком не удалось:

- Самое удивительное, что я всё это не слышал и не видел – занимался более глобальными делами. Я контролировал это движение, находился рядом с музыкантами. Поскольку на приглашениях, которые давались от Сибирского института джаза и гарантировали гостям весь сервис, питание и медицинское обслуживание, стояла исключительно моя подпись, я боялся всего и старался поэтому контролировать весь процесс. Но по слухам, если суммировать мнения людей, не так уж и далёких от джаза, выяснилось: основными знаковыми фигурами на фестивале оказались квартет Сипягина, трио Мартина Кюхена и наше чёрно-белая банда, игравшая музыку Альберта Айлера и и Джона Колтрейна (имеется в виду состав, включавший в себя новосибирцев Владислава Третьякова, Дениса Никитина и Сергея Беличенко и американского саксофониста Абду Салима).  

Для многоопытного Беличенко многие вещи, по его признанию, были настоящим шоком. «Я впервые понял, - признаётся он, - что всё, что мы делаем, всё, что мы знаем, ни в какое сравнение не идёт с истинной музыкой, которую они (афро-американские джазовые музыканты) играют. Ни один учебник, ни одна партитура, ни одно методическое пособие или школа не объяснят вам то, что они могут вам показать в игре. Когда тот же Абду Салим вышел и сыграл блюз – всё, больше говорить не о чем. Естественно – его отец пел госпел, он работал с Джо Тарнером пятнадцать лет.… Будет следующий фестиваль – обязательно буду организовывать ещё и мастер-классы.» 

Но прежде чем говорить о будущем фестивале, хотелось выяснить, так ли хороши в плане сборов и посещаемости итоги фестиваля нынешнего? 

- Посещаемость залов никуда не годная. Это самая шоковая ситуация для меня. Не скрою, одной из целей проведённой акции было проверить, насколько город Новосибирск заглотит этот крючок. Он, в принципе, заглотил, но ожиданий, безусловно, не оправдал. Если на Западе по статистике отбивается 75-80 процентов стоимости затрат, то здесь это просто ни в какие ворота. Не могу называть цифры, но убыток очень большой. 

И всё же, несмотря на грандиозную убыточность сегодняшнего фестиваля, несмотря на малую посещаемость, стоит ли продолжать джазово-фестивальную традицию в этом городе? Беличенко однозначно отвечает – стоит. «Не всё так плохо. Люди, помогавшие мне финансово, готовы продолжать подобные акции – возможно, не такого мощного размаха; мы можем сделать, скажем, трёхдневный фестиваль, пригласив шесть американских коллективов и разбавив их российскими составами. Кстати говоря, американцы высоко оценили уровень подготовки новосибирских музыкантов. Да и для новосибирцев такие контакты с музыкантами – совместные выступления, джемы - предельно полезны».



2. Мнение публики

Невероятная насыщенность джазовых игрищ не позволила автору статьи обозреть фестиваль в полном объёме - невозможно же быть на двух концертных площадках одновременно. И ради полноты картины был проведён опрос среди студентов эстрадного отделения Новосибирского музыкального колледжа - заведения, вот уже тридцать лет хранящего традиции джазового образования в Сибири. Вот как отзываются о музыкантах - участниках игрищ - будущие профессиональные джазмены:

«Мне понравилось больше всего трио Дэвида Гилмора, в частности – барабанщик. Он играл очень интересно, вкусно и красиво, ничего лишнего. По моему мнению, он лучше всех сыграл чёс и держал ритм. Я такого никогда не слышал. Ещё очень понравился квартет Куумба Лэйси. Для меня эта музыка прозвучала очень свежо и по-новому. Больше всего поразила импровизация Лэйси и его пианиста, она была очень эмоциональная и динамичная, пробила душу насквозь. Сама музыка у них не проста и неожиданна. Было очень интересно слушать и наблюдать». 

«Больше всего мне понравились: трио Мартина Кюхена, трио Дэвида Гилмора, квартет Сипягина, Фрэнк Лэйси.

Трио Мартина Кюхена. Авангардное трио. Совершенно потрясающая атмосфера. Среди звуков саксофона, остинатной линии баса, грома барабанов отчётливо визуализировалось настроение, переданное музыкой. Я видел целые картины – север, холод, вьюга и многое другое. Я считаю это высшей степенью мастерства – передать непонятными для простого обывателя звуками настроение.  

Трио Дэвида Гилмора. Очень интересная интерпретация современного джаза. В музыке присутствовали африканские отголоски. Очень интересные гармонии. Ну и налицо высший профессионализм музыкантов. 

Квартет Сипягина. Очень интересная музыка. Потрясающий пианист Дэйв Кикоски. Пожалуй, он мне понравился больше всех в этом квартете. Но на самом деле весь состав этого коллектива в целом включает в себя музыкантов высокого уровня.

Фрэнк Лэйси. Отличные музыканты. Каждый – солист. Потрясающий барабанщик. Сам Фрэнк Лэйси владеет тромбоном не очень хорошо, но зато он могучий. Недостаток этого коллектива в том, что было мало музыки и много «цирка».

«К сожалению, я посетил только один концерт в Академгородке в первый день фестиваля. Наибольшее впечатление на меня произвёл Клайв Гейтен с трио Игоря Дмитриева. Саксофонист «зацепил» своей энергетикой и несомненным владением инструментом, а также своей музыкальностью, исполнив на флейте баллады. В который раз был приятно удивлён игрой контрабасиста Дмитрия Аверченкова и барабанщика Сергея Кушилкина. Барабанщик понравился своим «постоянством» и свободой владения пульсацией, полиритмией, различными смещениями и т.д. Причём это делалось не для демонстрации техники, а настолько, насколько требовала музыка – не больше и не меньше. В общем, очень музыкально и вкусно».


«Очень понравился квартет Фрэнка Лэйси и трио Мартина Кюхена. С Лэйси играют профессиональные музыканты сложную музыку. Они очень хорошо чувствуют и поддерживают друг друга. В трио Мартина Кюхена понравилась музыкальность и выразительность. В обеих командах драйвовое, экспрессивное звучание.»

«Честно говоря, я очень сожалею о том, что практически не смог побывать на программе фестиваля. Удалось побывать лишь 3-го числа на джем-сешне. Однако особого удовольствия я не получил. Дело в том, что мне хотелось услышать игру хоть кого-нибудь из зарубежных музыкантов. Но они почему-то просто сидели за столиками. Играли же уже привычные мне новосибирские музыканты. Конечно, они – мастера хорошего уровня и многого добились, но всё-таки очень хотелось лицезреть и подачу, и мысли кого-нибудь из не русских. Ведь в зале же их было достаточно. В результате ушёл, так и не получив ожидаемого».

«А вот это очень опрометчиво, - как бы отвечая на сожаления молодого музыканта, отвечает один из завсегдатаев форума новосибирского Академгородка (www.forum.academ.org), - Подъехал Кикоски, Джин Джексон, Лэйси, Бёртон ещё оставался, там такое было... Катя Хрипунова просто фурор произвела, Кикоски играл на альте, Лэйси с ним вместе такую классную пару составил, Джексон, пианист Оррин Эванс (приехал с Лэйси), Бёртон и Аверченков просто нереально потрясающе поиграли Колтрейна....» Ещё одно впечатление от джема: «Не собиралась писать отзывы, но это и не отзыв, а выброс эмоций: шок (в положительном смысле) вчерашнего дня - наяривающий на альт-саксофоне на джэме Дэвид Кикоски!» «Да, было слышно, что он любитель, но играл с большим энтузиазмом! – вторит восторгу ещё один собеседник, - 
У американских музыкантов, похоже, такая тенденция: на джеме играть на втором инструменте. Клиф играл на флейте, Лейси - на pocket-trumpet, Дейв на саксофоне, ударник там один (Ральф Питерсон) играл на трубе...» И – в продолжение: «Некоторое время музыка с Кикоски на альте была хоть и замечательной, но вполне нормальной. Но когда на сцену с продолжением вышел Бёртон началось что-то очень странное... Такого драйва, такой мощи, такой пронзительной музыки я никогда живьём не слышала. На самом деле было очень похоже по ощущениям на то, что играли Брэнфорд Марсалис и Со на знаменитом ДВД Love Supreme. Не знаю, может быть, дело тут непосредственным присутствием усугублялось, впрочем, неважно. По-моему, это было кульминацией джема, хотя и потом было немало достойных моментов».

Эх, с какой же белой завистью приходится читать автору репортажа эти строки! Приходится утешаться вечным «нельзя объять необъятное» и предоставить читателям отчёт о тех событиях, которые удалось лицезреть воочию. 

3. Увиденное и услышанное

Первый фестивальный день в ДК Октябрьской революции начался с поистине революционной музыки – пусть речь идёт и о революции прошлых лет, но эта музыка до сих пор заставляет сердце замирать. Квартет во главе с Абрахамом Бёртоном (Abraham Burton) – статным темнокожим саксофонистом – вернул публику в 60-е, в эпоху великого Джона Колтрейна. Самое удивительное, что ритм-группа – полностью российская – как бы преобразилась под воздействием колтрейновско-бёртоновского напора. Не прошло и пяти минут после старта первой композиции – легендарной Seven Steps to Heaven – как пианист Алексей Подымкин заиграл в духе молодого Маккоя Тайнера, звук контрабасиста Олега Осенкова обрёл выпуклость, подобную звуку Гаррисона, а Давид Ткебучава сотрясал пространство оглушительными брейками – вылитый Элвин Джонс. Упрёки в эпигонстве в данном случае были бы неуместны: такое точное воспроизведение манеры колтрейновского квартета – следствие естественной мощи музыки великого Джона, влияния которого трудно избежать, однажды к ней прикоснувшись. Невозможно выделить кого-то одного из участников квартета – все четверо под стать друг другу, ансамблевое чувство выше всяческих похвал. 

Если для квартета Бёртона прикосновение к прошлому было шагом вполне оправданным, то для квинтета из Мэриленда под руководством Тим Вольфа (Tim Wolfe) обращение к «вечнозелёным» стандартам оказалось настоящей катастрофой. Саксофонист-любитель Тим Вольф (справедливости ради отметим, что его отец – профессиональный джазовый музыкант) и два его сына – гитарист Мэтт Вольф и контрабасист – Тим Вольф-младший – в компании с юным барабанщиком Ником Палмисано и 18-летней певицей Ариэль Викхем – выглядели скорее студентами младших курсов музыкального училища, чем полноправными участниками фестиваля. Уже самое начало выступления квинтета – одиозное Summertime, исполненное нарочито ученически-традиционно – заставило многих присутствующих в зале потянуться к выходу. Думается, присутствие ансамбля из Мэриленда на фестивале (а прибыли они сюда за свой счёт) доставило удовольствие лишь самим его участникам – чего нельзя сказать о публике, ожидавшей от американцев несколько иного уровня исполнительского мастерства. 

Зато следующие участники первого фестивального концерта заставили забыть о предшествовавшей их выступлению неудаче. «Супертрио» (как оно было обозначено в программе) Дэвида Гилмора (David Gilmore)– известного гитариста, работавшего со многими американскими звёздами (среди них – Дэйв Даглас, Уэйн Шортер, Кассандра Уилсон) – заворожило аудиторию недюжинным драйвом, свободой владения переменными размерами и неквадратными структурами. Особенно блистал в трио барабанщик Энох Стрикленд (Enoch Jamal Strickland,, брат-близнец известного саксофониста Маркуса Стрикленда), с совершенно спокойным видом просто-таки порхая над установкой, извлекая из неё немыслимые неквадратные брейки. В противовес Стрикленду, контрабасист Брэд Джонс (Brad Christopher Jones), напротив, был сосредоточен и немногословен – и неудивительно, ведь от точности линии баса в такой музыке зависит очень и очень многое. Соло же самого Гилмора временами ассоциировались то с Аберкромби, то с Ральфом Таунером, то вдруг с Робертом Фриппом. Возможно, если бы эти соло были чуть компактнее, а динамические оттенки более отчётливыми, трио избежало бы налёта некоторой монотонности, от которой под конец 50-минутного сета ухо изрядно подустало. 

Примерно с той же проблемой столкнулся и состав, открывавший второй день фестиваля – новосибирский «Романтик джаз квартет», вся программа которого, как и программа трио Гилмора, состояла из авторских композиций участников квартета. Темы действительно отличались мелодичностью, изысканностью и – под стать названию коллектива – романтическими интонациями; особенно это касается пьес пианиста Евгения Серебренникова. Но, к сожалению, ни тёплый и действительно невероятно красивый звук саксофона Андрея Турыгина, ни виртуозность бас-гитариста Олега Петрикова, ни живость молодого барабанщика квартета Павла Панфилова не смогли скрасить некоторой перетянутость соло и – опять-таки – нехватки динамического разнообразия. Впрочем, в музыке, сближающейся вплотную со стилем фьюжн, этого, возможно, и не требуется. 

Но какое же нужно искусство, чтобы вдохнуть жизнь в уже на миллион раз петые-перепетые стандарты! И какое счастье, что на сцене новосибирского фестиваля появилась певица, которой удалось органично и непринуждённо это сделать! Нью-йоркская вокалистка Арли Леонард (Arlee Leonard) построила своё выступление на хорошо знакомых мелодиях - I Can Give You Anything But Love, Sugar, Cry Me A River – однако исполнены они были так, будто родились вчера, с подлинной свежестью и непосредственностью – обаяния Арли просто не занимать. Аккомпанировавшее певице трио, состоявшее опять-таки из сибирских музыкантов (иркутский барабанщик Сергей Кушилкин, новосибирский контрабасист Дмитрий Аверченков и пианист Игорь Дмитриев, живущий в Горно-Алтайске) стилистически точно выдержало манеру тридцатых годов, погрузив зал в атмосферу знаменитого Коттон-клуба. В эту атмосферу замечательно вписался и приглашённый солист – саксофонист и флейтист Клив Гайтон (Cleave Gaetan??). Если на предыдущем концерте в Доме Учёных он, по отзывам, играл соло по десять-пятнадцать квадратов без остановки, то здесь Гайтон был деликатен и краток – и его виртуозные соло украсили популярные стандарты, словно яркие плоды украшают зелёную крону дерева. Но, конечно, стволом и корнями этого вечнозелёного дерева была, бесспорно, Арли Леонард – с завораживающим голосом и открытой улыбкой. Под конец выступления вокалистке подпевал весь зал, вовлечённый в атмосферу подлинного праздника джаза. 

«Сибирские игрища» - фестиваль объёмный, и наверняка у каждого слушателя в его программе нашлись свои фавориты. Кому-то близка филигранная техника квартета Алека Сипягина с великолепным Дэйвом Кикоски за фортепиано, кому-то – энергия и напор экзотичного Фрэнка Лэйси, кто-то отдаст предпочтение мастерству техасского саксофониста Абду Салима. Для автора репортажа таким фаворитом стало шведско-норвежское трио Мартина Кюхена (Martin Kuchen) – единственный европейский коллектив, представленный на Игрищах. Анонсируя выступление трио на фестивальной сцене, ведущий концертов Владимир Фейертаг совершенно резонно заметил: зачем же, в самом деле, европейцам идти по тропинкам, проторенным американскими джазовыми музыкантами – ведь у Европы есть своя музыкальная культура, от которой вполне можно отталкиваться в импровизации. И эти слова относятся к скандинавам в полной мере. Кюхен извлекал из своего саксофона немыслимые звуки, меняя тембр от напевно-мягкого (в такие моменты игра саксофониста ассоциировалась с Яном Гарбареком) до пронзительно-резкого, расцвечивая соло многозвучиями, щелчками и хлопками клапанов – явные заимствования из кларнетовой техники, разработанной европейскими композиторами второй половины ХХ века. По-норвежски сосредоточенный контрабасист Пер Занусси (Per Zanussi) и барабанщик Андреас Ларссен (Andreas Larssen), внешне очень похожий на молодого Пушкина (из-за своих эфиопских корней; Кюхен так и представил его – «Андрей Пушкин Ларссен») создавали надёжный фундамент для энергетических выбросов лидера трио. Свободной импровизацией музыку коллектива не назвать, но и к обычному «мэйнстриму» это не имеет также никакого отношения – форма каждой композиции простроена, но нет следования привычному шаблону «тема – импровизация – тема». Одна находка запомнилась особенно: в какой-то момент все участники трио стали играть каждый в своём метре, не отходя от него ни на дюйм и в то же время идя сознательно вразрез с метрическим движением сотоварищей по ансамблю. При этих звуках в голове сама собой созрела фраза: фестиваль удался. И не потому, что что-то совпало с ожиданиями автора, а прежде всего потому, что для каждого в фестивальном зале нашлось что-то своё - особенное, неповторимое. 

Вместо заключения

Из писем музыкантов – участников фестиваля в адрес оргкомитета:

Абду Салим: «Для меня это был невероятный эмоциональный опыт, который я никогда не забуду. Пожалуйста, скажите остальным музыкантам, что мне было по-настоящему здорово играть с ними. Надеюсь, мы сможем повторить это».

Фрэнк Лэйси: «Можешь ли ты прислать мне запись концерта, который мы сыграли с Абду? Я хотел бы послушать, как это звучит.... возможно, это стоит выпустить на СД и мы могли бы поехать в тур с этим, как ГРУППА. …Группа, которая получилась у нас с Абду, была ЛУЧШЕЙ на фестивале!!».

Арли Леонард: «Привет, Сергей! Хотелось бы поблагодарить тебя за моё участие в фестивале в Новосибирске. Я с огромной пользой для себя провела время и хочу поздравить тебя с успехом твоей программы. Надеюсь, всем понравилось мои выступления, и я надеюсь, что мы сможем продолжить работу в будущем».

Мартин Кюхен: «Огромное спасибо за всё!!! Всё прекрасно!!!»
Роман Столяр
Использованы материалы форума Новосибирского Академгородка (www.forum.academ.org)

Материал публикуется с разрешения автора. Первая публикация  в журнале "Джаз.Ру" №8/9, 2008 г. 
Категория: МДФ Сибирские Джазовые Игрища 2008 | Просмотров: 1483 | Добавил: Eugene
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Разделы новостей
Статьи, интервью [44]
Ближайшие концерты [35]
Афиша джазовых концертов в Новосибирске.
МДФ Сибирские Джазовые Игрища 2008 [26]
Рецензии [45]
Обзоры джазовых CD/DVD
Книги, журналы [11]
Радио, ТВ [2]
Ссылки
Статистика
Copyright Сибирский Джазовый Курьер © 2018
Хостинг от uCoz