Меню сайта
Форма входа
Календарь новостей
«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Поиск
Сибирский Джазовый Курьер Вторник, 16.10.2018, 14:28
Приветствую Вас guest | RSS
 
 
Главная » 2009 » Ноябрь » 23 » Сонни Роллинс (Sonny Rollins) для JazzWeekly
Сонни Роллинс (Sonny Rollins) для JazzWeekly
07:04
В продолжение разговора о джазе начатого серией интервью, следующей будет беседа с легендарным Сонни Роллинсом, с которым так хотел поиграть герой предыдущей Мэрион Браун. Не называя имени Мэриона, Роллинс во многом описывает его печальную судьбу, говоря о судьбе целого поколения джазовых музыкантов. Это второе интервью с сайта JazzWeekly. Может быть оно, как и первое, мало говорит нам о собственно музыке, но те подробности жизни, те части большой истории, которые они сообщают нам, безусловно, по-своему интересны и стоят внимания. Как обычно за комментарии, исправления буду очень признателен.



Сонни Роллинс (Sonny Rollins) один из наиболее признанных джазовых музыкантов нашего времени. Его манера игры оказала влияние на множество музыкантов, а на его музыке выросло не одно поколение слушателей. В то же время, у него ложная репутация странного и сложного человека. Возможно, это потому что Роллинс предпочитает держаться подальше от "джаз" клубов (кавычки интервьюера), предпочитая играть в концертных залах и на фестивалях. Может быть причина в том, что он уже не записывается так часто, как раньше. В чем бы ни были причины, Роллинс все еще одна из самых влиятельных фигур джаза нашего времени, и вне сомнения он настоящая суперзвезда. В своем доме в Нью-Йорке, Роллинс рассказал о своей карьере, своих мыслях, своем будущем и скором возвращении в Лос-Анджелес. Это интервью состоялось в Октябре '98-го, это было моим вторым интервью [первое я взял у Хорэйса Тэпскотта (Horace Tapscott)]. Этот разговор был потрясающим впечатлением, которое и сегодня со мной. Роллинс всегда был очень добр и вежлив и с годами мое уважение, восхищение этим человеком росло. С удовольствием представляю Вашему вниманию краткое интервью с одним из моих любимых музыкантов, Сонни Роллинсом.

- Fred Jung, главный редактор JazzWeekly.com

FRED JUNG: Не кажется ли Вам, что крупные звукозаписывающие компании чураются джаза и не продвигают джазменов и их музыку так, как должны были бы?

SONNY ROLLINS: Я думаю истоки проблемы в общей востребованности музыки в обществе. В этом смысле крупные компании делают лишь то, что могут, а именно продают диски. Так что, да в каком то смысле они прилагают недостаточно усилий для продвижения джаза, но это не только их вина.

FJ: Не кажется ли Вам, что джаз должен меняться, чтобы завоевать более широкую аудиторию?

SONNY ROLLINS: Нет, ни в коем случае. Что до более широкой аудитории, я бы сказал, что у джаза он и так есть. Джаз слушают во всем мире на протяжении многих десятилетий. Если говорить о США, в чем джаз действительно нуждается, так это в большем официальном признании. Вы знаете, было бы здорово, если бы существовало еженедельное радио шоу, программа о джазе в прямом эфире. А перемены для завоевания новой публики джазу не нужны. Джаз и так крайне разнообразен. Потому нужны не искусственные перемены, а более дружественный этой музыке подход со стороны людей вкладывающих сотни миллионов долларов в телешоу. Как насчет ежемесячной джазовой программы?

FJ: Вы часто играете в Районе Залива (Bay Area - Сан-Франциско, Окленд, Сан-Хосе и ряд небольших городов) и Нью Йорке, и в этих городах публика знает и любит Вашу музыку. Не кажется ли Вам, что в Лос Анджелесе нет той атмосферы и не поэтому ли Вы реже играете здесь?

SONNY ROLLINS: Мне кажется Лос-Анджелес, никогда не был в числе городов, где моя музыка сильно востребована. Тому может быть много причин. Если бы я хотел быть правым, я бы верно сказал, что людям в Л.А. не хватает музыкальной культуры, опыта или что-то в таком духе. И подобная точка зрения существует и высказывалась не раз – что в Лос-Анджелесе содержанию предпочитают внешний шик. Это звучит ужасно избито, и, несмотря на это, здесь может быть доля правды – это непростое место, чтобы играть джаз. Так сложилось, не знаю уж, в чем причины. Может быть их слишком много, чтобы существовал исчерпывающий ответ на этот вопрос. Меня здесь очень хорошо принимали в последние годы, потому я не могу в двух словах описать отношения моей музыки и Лос Анджелеса. Но это правда, Фред, что Район Залива и ряд других мест в целом более «джазовые». Речь необязательно обо мне, но я думаю и о многих, многих других джазменах. Многие джазмены перебираются в Л.А. в поисках более комфортабельной жизни и там они перестают играть. Я могу назвать многих людей, чье желание работать и музыкальная изобретательность угасали после жизни в Лос-Анджелесе. Может быть дело в том, что здесь все слишком правильно, слишком комфортно. Чтобы это ни было, я всегда чувствую это, приезжая в Лос-Анджелес, приезжаю, поскольку это еще один шанс бросить вызов этому «чудовищу» (Роллинс использует слово ogre).

FJ: Когда Вы в последний раз играли в Лос Анджелесе?

SONNY ROLLINS: Кажется, в последний раз это было в Hollywood Bowl. Хотя нет, в последний раз я играл в ныне неработающем Ambassador College, что недалеко от Пасадены, как я понял у них там была серия концертов. Мне там очень понравилось, зал был полный. А концерт в Hollywood Bowl, это был не мой концерт, а выступление в рамках большого фестиваля. Там мне понравилось меньше. Я не хочу быть невежливым, это не часть той неприязни, которую я испытываю к Л.А и дело не в том, что люди не принимали джаз. Здесь нечто большее, нечто более сложное.

FJ: Стив Лейси однажды высказался о Вашем понимании саксофона следующим образом: «он любит саксофон и очень немногие понимают саксофон, так глубоко, как Сонни» Можете ли Вы описать Ваше ощущение тенор-саксофона?

SONNY ROLLINS: Очень приятно, что он это сказал. Я думаю, что мои отношения с инструментом – как счастливый брак – я получаю огромное удовольствие от игры самой по себе, неважно работа ли это, зарабатываю ли я при этом деньги. Обычно я просто наслаждаюсь игрой, упражняясь в моей домашней студии, в моем личном логове. Но такая игра для себя, как мы знаем, самодостаточна, если твоя личная музыка нравится тебе и твоим друзьям, этого достаточно, это не дает повода идти играть куда-то еще. В моем случае это не просто игра для себя, хотя и это я могу, просто потому, что очень люблю это. Эта игра дома - это важная часть моей жизни. Я должен практиковаться, и если я не играю какое-то время, позже мне приходится наверстывать, или даже не играя я чувствую себя неуютно, ощущение того, что приболел и что-то не так, а я всего лишь не играл пару дней. Это очень важная часть моей жизни, потому, по большому счету, мне нет нужды беспокоиться о всякого рода финансовых вопросах, пока мой саксофон со мной, мы, конечно, живем в реальном мире, в котором без денег прожить невозможно, нам приходится зарабатывать себе на жизнь. Но даже если бы мне не нужно было зарабатывать моя потребность в том чтобы брать саксофон в руки каждый день, никуда бы не делась.

FJ: Есть ли у Вас ощущение, что джаз достиг своего предела? Если так, то на какой период времени пришелся этот пик? Как Вы думаете, возможно, ли будет снова достичь тех вершин?

SONNY ROLLINS: Был период в истории джаза, который я называю "Золотым Веком Джаза", где-то в промежутке между серединой тридцатых годов и 60-ми, ближе к середине столетия, когда у нас было много потрясающих новаторов, чья музыка живет и оказывает влияние на людей и поныне. У нас всегда будут люди подражающие игре Эррола Гарнера(Erroll Garner), можно было бы привести пример, но их так много. То же самое, происходило и тогда в середине столетия. В настоящий момент много молодых музыкантов играют джаз, пытаясь сохранять традиции и привнося свое "я" в музыку. Другое дело, что их меньше, чем было музыкантов тогда, как меньше и разнообразных путей развития джаза, по которым шли много прекрасных музыкантов - Louis Armstrong, John Coltrane, Miles Davis, Bud Powell, Thelonious Monk, Count Basie, Lester Young, Coleman Hawkins, Duke Ellington, Billie Holiday, Ella Fitzgerald. Все они играли свою музыку в одно и то же время. Это было время стольких замечательных музыкантов, потому я называю его золотым веком. Сейчас у нас не так много музыкантов такого уровня, потому я не могу назвать настоящее золотым веком, но Вы знаете, история повторяется, и я верю, что если человечество будет жить, то в будущем нас ждет новый расцвет джаза, даже лучший чем прежний, ведь джаз это не мертвый жанр, джаз бесконечен. Джаз это музыка созидания, неожиданная. Но к ней нужно относиться с уважением и оберегать, как оберегают цветы. Нужно оберегать цветы. И нас ждет новый золотой век, я уверен, Фред. Что меня больше заботит, так это то, что станет с нашим миром в ближайшую четверть века. Мы относимся к нашей планете с небрежностью самоубийцы. Это беспокоит меня больше, чем судьба джаза.. Я думаю, что до тех пор, пока есть люди которые могут насладиться музыкой Лестера Янга, есть тот дух вдохновения, необходимый, чтобы играть и заново создавать эту музыку.

FJ: У Вас длительные партнерские отношения с лейблом Milestone. В чем секрет этого долгого сотрудничества?

SONNY ROLLINS: Мои отношения с Milestone начались с того, что в конце шестидесятых меня фактически вынудили прекратить студийные записи. У меня были проблемы с рядом лейблов, которых больше заботили коммерческие соображения, чем чистота жанра. Так что я прекратил записываться. Моей первой записью после перерыва стала работа на Riverside в 1971-м. Студией владел один мой друг, с которым мы играли в 50-е. А потом он перебрался на Milestone и переписал мой контракт на них. Milestone казался очень надежным лейблом. Мне никто не говорил, что и как я должен играть, это то чего я искал, и чего мне не хватало раньше в работе со студиями звукозаписи. Как я уже говорил раньше, меня, прежде всего, интересует музыка, и я пытаюсь записать, что-то ценное с музыкальной точки зрения. Меня очень волнует качество музыки, а людей в Milestone устраивает то, что я записываю диски нерегулярно. Именно по этой причине у нас такие хорошие и длительные отношения.

FJ: А что насчет RCA?

SONNY ROLLINS: Когда я пришел на RCA, это был своего рода прорыв. Я заполучил очень выгодный контракт, очень большие деньги для джазмена, по тем временам. Началось всё в один из тех дней отдыха, когда я просто шел на мост и играл там, это привлекло большое внимание прессы, которая раздула городскую легенду, которая, наверное, не умрет никогда, о джазмене играющем ночью на мосту. Возможно, из-за этой шумихи в прессе я получил тот контракт с RCA. Мне было хорошо работать с ними, я остался и отработал свой контракт. Записал с ними шесть альбомов. В последствие я пытался еще поработать с ними, хоть я и в каком-то смысле сам себе продюсер, из тех музыкантов, что не любят, когда есть кто-то указывающий, где и когда что им делать. Есть много музыкантов играющих лучше чем я, потому мне приходится быть индивидуалистом, прописывать в контракте, то, что для меня по-настоящему важно. Люди, которым я нужен, должны во мне нуждаться. Но у нас хорошие отношения, я не думаю, что есть какие-то проблемы. Мои отношения с этими двумя лейблами во многом похожи. Другими словами, у меня и в работе с RCA есть немало автономии. Одним из условий моего контракта с RCA было возможность свободно пользоваться их студиями в Нью Йорке. Чтобы я мог придти в любое время суток туда, и поиграть. У них большие помещения, а я в Нью-Йорке живу в маленькой квартирке. Так что я сказал, что подпишу контракт, но мне нужно место, где я смогу репетировать, когда захочу. Они сказали, что хорошо, никаких проблем. Один из моментов, почему мне нравится работать с RCA.

FJ: "St. Thomas" одна из Ваших классических тем. Расскажите ее историю?

SONNY ROLLINS: "St. Thomas" на самом деле народная исландская мелодия, все, что я сделал, это аранжировка. Моя мать родом из Сейнт-Томаса. Она родилась там и пела мне в детстве эту песню. Я услышал эту мелодию и всего лишь адаптировал ее. И она стала чем-то вроде моей визитной карточки.

FJ: Ранее Вы играли в клубах. Сейчас Вы предпочитаете концертные залы и фестивали. Для Вас такой формат сейчас ближе? Что стало причиной такому изменению предпочтений?

SONNY ROLLINS: Я люблю играть в клубах. Я все еще наслаждаюсь этой особой атмосферой, близостью публики и музыкантов. Я по-настоящему люблю клубы. Однако, после определенного периода, когда я играл в клубах Нью-Йорка - Vanguard и других, я почувствовал, что джаз должен быть представлен, на признанных площадках, и что для меня как музыканта более престижно играть в Карнеги Холле, чем в клубе Downbeat или подобном месте. Так и есть. Меня всегда волновало, то, чтобы джаз был признан, то, как относились и относятся к джазовым музыкантам и факт в том, что джаз никогда не получал того, что заслуживает. Я видел, как спивались и умирали в нищете и неизвестности великие джазмены. Их последние дни проходили в маленьких клубах, если им вообще удавалось найти работу. Потому я сказал себе, что так не должно быть. Так что в определенный момент, когда моя карьера по-настоящему оказалась в моих руках, я стал играть только в концертных залах. Это было хорошо как для престижа джаза так и для моего собственного. Безусловно, я думал о себе, но меня заботила и судьба джаза в целом, чтобы джазмен мог придти в большие залы со своей музыкой, так же как приходят оперные музыканты или большие звезды. Now this was good for the prestige of jazz and it was good for my prestige. Я думаю, что чувствовал, что это то, что нужно этой музыке, то, что ей причитается. Так что это сугубо карьерное решение. Это то, что я собираюсь делать и впредь, именно в таких местах мне нравится играть. В клубах неповторимая атмосфера, это потрясающее место для джаза и мне нравится играть в клубах, но в итоге я считаю, что мое решение играть в больших залах правильным. Иногда мы играем в больших клубах, иногда. В Нью-Йорке есть клуб Tramps, это не джазовый клуб. Он гораздо больше, также как и клуб Bottom Line, в котором мы иногда выступали, но это исключения. Таковы причины, почему я почти не играю в клубах. Надеюсь, мой выбор был верным и я надеюсь он принес пользу джазу. Мне кажется, что что-то сдвинулось потому, что в Европе и в других местах джазмены сегодня нередко играют на больших площадках.

FJ: Не кажется ли Вам, что европейская и японская аудитория отличаются от американских слушателей?

SONNY ROLLINS: Мне придется отвечать на этот вопрос аккуратно подбирая слова, поскольку сейчас с нами моя жена, а когда кто-нибудь говорит при ней, что европейская аудитория, такая замечательная и что американцам до нее далеко, она всегда защищает американцев. Она настоящая американка во всем. Что я могу сказать наверняка, на протяжении многих лет, джазмены вынуждены были ехать в Европу, за признанием, за отсутствием дискриминации. Я не думаю, что здесь мне можно в чем-то возразить. Это факт. Было немало музыкантов живших в США и вынужденных играть упрощенную музыку, просто потому, что их настоящую музыку не понимали и не принимали. Потому они перебирались в Европу, где музыкальная традиция старше и взгляд на музыку вообще - шире. Даже закоренелые ура-патриоты не могут не признавать, что американская музыкальная культура вышла из европейской. Речь о классической музыке, родившейся в Европе. Потому у людей там, с их традициями возник подлинный интерес к джазу, как к искусству, они услышали силу и красоту этой прекрасной музыки. Они создали условия, для этой музыки и звали музыкантов к себе и неудивительно, что многие американские джазмены перебирались в Европу и подолгу жили там. Жили, работали, многие до самой смерти. В последнее время произошли определенные сдвиги. Я играю с равным удовольствием в США и в Европе. Это изменилось. И сегодня я не могу сказать, что единственный разумный путь для джазмена - ехать в Европу. Я являюсь тому счастливым примером. Однако есть все еще много музыкантов, которым приходится перебираться в старый свет. Я же играю в Штатах и Европе примерно поровну. Раз в полтора года, я еду в Европу, и какое-то время играю там. То же касается и Японии. Меня принимают и там и здесь. Потому я не буду подтверждать этот миф, что лишь европейская аудитория, по-настоящему ценит джаз. На самом деле, как я говорил раньше, все, что нам нужно здесь - это больше официального признания, что опять упирается в социальные вопросы. У моей музыки много поклонников здесь в США я работаю здесь и признан здесь, мне кажется, так же как и в остальном мире. Японские слушатели замечательные, но Вы знаете, им вообще любопытны завозная культура из Европы и Америки и джаз в том числе. И надо сказать они здорово умеют ценить эту музыку, как и другие аспекты завезенной культуры, но что касается джаза - там очень много поклонников классики американского джаза. Мне повезло, что я могу работать здесь, а потом, когда мне захочется ехать в Европу, и я почувствую, что пришло время отправиться в путь ехать туда, а оттуда в Японию или еще куда-нибудь. Я с уверенностью могу сказать, что американская аудитория выросла в своей открытости джазу. Моя жена будет рада услышать эти слова из моих уст.

FJ: Вы записали порядка 50-ти альбомов. Есть ли среди них какой-либо особенно важный для Вас?

SONNY ROLLINS: Нет, такого нет, пожалуй. Я перфекционист и мне неинтересно возводить на пьедестал свои прежние достижения. Нет такого альбома, точно нет. Если оглянуться назад и собрать со всех моих альбомов лучшие записи, то в этом списке было бы несколько, которыми я по-настоящему доволен. А так, у меня даже нет любимого альбома. Слушать свои старые записи я не люблю - это мучение.

FJ: Есть ли музыканты с которыми Вы работали в прошлом и хотели бы поиграть еще?

SONNY ROLLINS: Таких музыкантов много, просто потому что в прошлом мне довелось поиграть с множеством замечательных людей. Я играл с Монком, Майлзом, Колтрейном, Бадом Пауэллом, Диззи Гиллеспи, Клиффордом Брауном. Мне доводилось играть с большинством "тяжеловесов" современного джаза и авангарда. Я бы хотел снова сыграть с ними всеми, с этими замечательными музыкантами с которыми мне повезло однажды встретиться. Многих уже нет, мне их сильно не хватает. Мне не хватает Майлза Дэвиса. Я играл с ним недолго, незадолго до того, как он покинул эту планету. Несмотря на то, что играли вместе мы очень недолго, мне бы очень хотелось снова играть с ним. Мне всех их не хватает. Мне кажется, что мне повезло - я все еще жив, все еще играю, я делаю ударение на "мне кажется", поскольку нельзя предугадать наверняка, как изменится музыка человека играющего так долго, как я. Очень многие умерли совсем молодыми. Клиффорд Браун умер в 25. Очень немногие, как, например, Колман Хокинс и Лестер Янг дожили до моих лет (на момент интервью Роллинсу 67). Всегда есть исключения, конечно, но большинство великих новаторов умерли рано. И кто знает, какую музыку они играли бы сегодня. Я не могу предположить. Но, оглядываясь назад, я думаю, что мне бы захотелось сыграть с ними и сегодня взяв за точку отсчета, тот опыт, ту замечательную музыку, что мы играли раньше, конечно.

FJ: Кто из современных музыкантов Вам нравится?

SONNY ROLLINS: Мне нравится Джеймс Картер (James Carter), саксофонист. Мне нравится Кенни Гарретт (Kenny Garrett). Есть еще пара музыкантов, музыка которых мне нравится. Отличный парень Рон Холлоуэй (Ron Holloway), он играл с Диззи. И мне нравится музыка Дэвида С. Уэра (David S. Ware), он в своей музыке скорее относится к авангардному полюсу спектра мейнстрима. У меня не было возможности услышать многих, поскольку я в последнее время редко играю в клубах, в которых и творится настоящее джаза. Но те музыканты, о которых я говорил Выше - я говорю о них с гордостью.

FJ: Кто повлиял на Ваш выбор инструмента и вообще кто вдохновил играть джаз?

SONNY ROLLINS: Я родился и рос в очень музыкальной атмосфере. Мой старший брат играл классику на скрипке, а сестра играла на рояле. Так что с детства я слушал много разной музыки. Когда я впервые услышал джаз, я понял, что это моё. Мой дядя обычно играл для меня блюзы, county-blues музыкантов (не вполне понятно, что Роллинс имеет в виду. Музыкального определения этого термина не нашел. County-blues – униформа заключенных. жарг.). Мне нравятся все виды музыки, но мои любимые музыканты, те, благодаря которым я выбрал саксофон, это великий ритм-н-блюзовый музыкант и певец Льюис Джордан, и позже я познакомился с музыкой Колмана Хокинса, который стал одним из главных моих кумиров. После этого, было еще много музыкантов. Мне очень нравился Бен Вебстер, и конечно мне нравился Лестер Янг. И все эти замечательные музыканты были, по большому счету, немногим меня старше, так что мне довелось со многими из них играть. И это были замечательные люди. Дон Байас (Don Byas), еще один отличный саксофонист тех времен. Лаки Томпсон (Lucky Thompson), еще один хороший музыкант, игравший в духе Хокинса. Когда я был мальчишкой, я слышал таких людей, как Фэтс Уоллер (Fats Waller), превосходный пианист, а еще он здорово пел. Он был отличным музыкантом еще и в том смысле, что потрясающе чувствовал аудиторию, и чувство юмора у него было то еще. И от него у меня было ощущение, какой-то глубины, сильного таланта - понимаете, он здорово пел, здорово играл на рояле, но это было как бы на поверхности. Похожее ощущение у меня было от Луиса Армстронга. Когда я впервые увидел его в фильме, я мог бы увидеть одну из тех сцен, в которых он играет музыку, но я увидел его в фильме Entertainer. Среди его ранних фильмов было много подобных. Я смотрел этот фильм, то, как Армстронг валял дурака на камеру, но за всем этим я увидел то, что меня поразило. За всем этим было ощущение огромного таланта и глубины. Все эти люди, их музыка - во многом предопределили мою жизнь. Я уже знал, чего хочу, лишь начав слушать эту музыку, лишь соприкоснувшись с миром играющих ее людей. Во мне не было сомнений и нет, их и сегодня, я живу так до сих пор.

FJ: Вы упомянули о классической музыке. Есть ли какой-то классический композитор, что Вам особенно нравится?

SONNY ROLLINS: Мне нравятся несколько. Бетховен. Конечно, мне нравится Бах. Рахманинов. Импрессионисты, Сати, Дебюсси, Равель. Мне нравится такая музыка. Нравится еще кое-кто из русских. Бородин, например. Есть столько замечательной музыки. Я никогда не учился музыке в университете, не слушал курса обо всех этих невероятных европейских композиторах. Я просто знаю ряд имен, и я знаю их музыку, но этот список тех, кто мне нравится, а не общая эрудиция. И еще мне нравится опера.

FJ: Какая у Вас любимая опера?

SONNY ROLLINS: Мне очень нравится кое-что у Пуччини. Его часто считают легковесным, не знаю, может быть. Я слышал кое-что из Верди, и мне тоже очень понравилось. На самом деле я слишком мало слышал подобной музыки, чтобы по-настоящему уметь ее ценить. Но когда я слышу такую музыку, мне нравится. Узнать о Пуччини было просто – он очень известен. Может быть однажды, когда я уже не смогу играть, я всерьез примусь за свою фонотеку, и смогу не торопясь насладиться всей это замечательной музыкой.

FJ: Есть ли инструмент на котором Вам бы хотелось играть?

SONNY ROLLINS: Мне нравится тромбон и мне нравится ксилофон. На самом деле, Фред, ксилофон был моим первым инструментом. Когда я был маленьким – у нас дома был ксилофон. Я помню, как играл на нем, мне очень нравилось. Забавно, что Вы спросили у меня об этом сегодня, потому что как раз сегодня я думал, что неплохо бы купить ксилофон, маримбу или что-то в этом духе. Мне всегда нравились подобные инструменты.

FJ: Какие Ваши ближайшие планы?

SONNY ROLLINS: После того, как запланированные туры закончатся, думаю это будет после концертов Лос-Анджелесе, я планирую поработать в студии. Надеюсь, что к концу года кое-что удастся записать и издать. По-хорошему время для студийной записи давно пришло. Что это будет за диск, я бы сейчас предпочел не говорить, потому, что как раз обдумываю кое-какие идеи для этой будущей записи. У меня есть несколько различных глобальных концепций для этого диска. Недавно я играл в большом бэнде и можно попытаться сделать такой диск или что-то в духе моих классических записей, и я склоняюсь скорее к последнему. Не знаю, что это будет за диск. Пока есть несколько хороших общих замыслов, но пока не могу сказать, что в точности Вам предстоит услышать. Чтобы рассказать Вам об этой музыке, мне нужно будет прежде услышать ее самому.
Категория: Статьи, интервью | Просмотров: 1308 | Добавил: otouto
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Разделы новостей
Статьи, интервью [44]
Ближайшие концерты [35]
Афиша джазовых концертов в Новосибирске.
МДФ Сибирские Джазовые Игрища 2008 [26]
Рецензии [45]
Обзоры джазовых CD/DVD
Книги, журналы [11]
Радио, ТВ [2]
Ссылки
Статистика
Copyright Сибирский Джазовый Курьер © 2018
Хостинг от uCoz